Aquila non capit muscas — «Орёл мух не ловит» (употребляется в значении «Большой человек пренебрегает мелочами», «Недостойно умного человека заниматься пустяками»).

Мир интернетбелочек – мир фланера-денди, демонстрирующего миру себя и набирающего впечатления, просто для коллекции, не более того. Каждое впечатление – без окошек, и никакого внутреннего дления- связывания монад нет. Завтра все забудут кошку и садомазо и будут охуевать от чего-то не менее прикольного. Важна вот эта коллективная акция постения про одну и ту же энтимему. Резонанс монад без окошек. Здесь вот надо копать. (http://farma-sohn.livejournal.com/714655.html)

Как Дионис ушёл из мира, также как из вина ушёл алкоголь. Не только из вина, но и из более крепких напитков – нет чего-то такого, что свойственно дионисийскому началу – бешеному порыву радости, веселья. Сейчас мы можем спокойно пройти по 20-30 пьянкам и кроме глупого уныния, болтовни, истерики или драки мы ничего там не увидим. Вино потеряло главную свою функцию – объединять и веселить.

Вместо того чтобы желать преодоления нигилизма, мы должны попытаться наконец благоговейно погрузиться в его сущность. Это и есть первый шаг, который позволит нам оставить нигилизм позади себя.

От разбега в бензинном мыле Мчат, секундой считая доллар, Места нет здесь мечтам и химерам, Отшумела тех лет пора. Все курьеры, курьеры, курьеры, Маклера, маклера, маклера. От еврея и до китайца Проходимец и джентельмен, Все в единой графе считаются Одинаково — business men, На цилиндры, шапо и кепи Дождик акций свистит и льет. Вот где вам мировые цепи, Вот где вам мировое жулье. Если хочешь здесь душу выржать, То сочтут: или глуп, или пьян. Вот она — мировая биржа! Вот они — подлецы всех стран. «Страна негодяев»

Высший закон – высшее противозаконие.

Греческие мыслители употребляют выражение σῴζειν τὰ φαινόμενα («спасать являющееся»), что означает: удерживать себя-показывающее как себя-показывающее и сохранять его в не-сокрытости именно так, как оно себя показывает, то есть удерживать его от ускользания в сокрытие и искажение. Тот, кто таким образом спасает (сохраняет и удерживает) являющееся в несокрытое, сам оказывается спасенным для несокрытого, сохраненным для него. Те же, кто не таковы, кому недостает этого сущностного взора, остаются ἄνευ φιλοσοφίας, то есть «без философии». Таким образом, «философия» — это не просто занятие для мысли, увлеченной игрой общими понятиями, причем такое занятие, которому можно предаваться, а можно и не предаваться, поскольку в обоих случаях ничего существенного не происходит. Философия — это окликнутость самим бытием. Философия как таковая есть основной способ отношения человека, находящегося посреди сущего, к этому сущему. Лишенные философии лишены «взора-вглубь». Они предаются тому, что появляется прямо перед ними и так же исчезает. Они ввергнуты в упущение сущего и в его самосокрытие. Они без меры пьют воду из упомянутой реки, избавляющей от забот. Они суть те беззаботные, которым хорошо в безмыслии, которые уклонились от всякого призыва мыслить. Эти беззаботные суть те, кто радуется возможности позабыть о своей принадлежности к народу поэтов и мыслителей (в эти дни министерство пропаганды громко возвестило о том, что сейчас немцам нужны не «мыслители и поэты», а «пшеница и масло»). «Парменид»

Дебанализация банального. (Фармазон)

Человек привык себя спрашивать: кто я? Там ученый, американец, шофер, еврей, иммигрант… А надо бы всё время себя спрашивать: не говно ли я?

— Сынок, ты связался с плохой компанией… — Мам, я её основал.